Skip to content
История

Философия истории в ее главнейших течениях Х. Раппопорт

У нас вы можете скачать книгу Философия истории в ее главнейших течениях Х. Раппопорт в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Древние греки и римляне в большинстве своем смотрели на будущее фаталистично, так как считали, что судьбы всех людей предопределены заранее. В то же время греко-римская историография была в основном гуманистической, поэтому наряду с верой в судьбу в ней вполне заметна идея, что от сознательной деятельности человека зависит очень многое.

Об этом свидетельствуют, в частности, описания судеб и деяний политиков и полководцев, оставленные такими античными авторами, как Фукидид, Ксенофонт и Плутарх. Иначеив определенной мере более логично хотя, конечно, неверно проблему роли личности решили в средневековой теологии истории. Согласно этому взгляду исторический процесс недвусмысленно рассматривался как реализация не человеческих, а божественных целей.

История, по представлениям Августина и более поздних христианских мыслителей и периода Реформации XVI в. Люди только воображают, что действуют согласно своим воле и целям, а на самом деле Бог избирает некоторых из них для реализации своего замысла.

Но поскольку Бог действует через избранных им людей, то понять роль этих людей, как отмечает Р. Коллингвуд, означало отыскать намеки на замысел Бога. Вот почему интерес к роли личности в истории в определенном аспекте приобретал особую значимость. И объективно поиск более глубоких причин, чем желания и страсти людей, способствовал развитию философии истории. В период Возрождения гуманистический аспект истории вышел на первый план, поэтому и вопрос о роли личности — правда, не как проблема чистой теории — занял заметное место в рассуждениях гуманистов.

Интерес к биографиям и деяниям великих людей был очень высоким. И хотя роль Провидения по-прежнему признавалась ведущей в истории, в качестве важнейшей движущей силы признается и деятельность выдающихся людей. Это видно, например, из работы Н. Макиавелли был одним из первых, кто подчеркнул, что в истории важную роль играют не только герои, но нередко и беспринципные деятели. В итоге постепенно вопрос о свободе воли человека решается более логично на основе деизма: Иными словами, Бог создал законы и дал Вселенной первотолчок, но поскольку законы вечны и неизменны, человек свободен действовать в рамках этих законов.

Однако в целом в XVII в. Рационалисты не формулировали свой взгляд на нее достаточно определенно, но с учетом их представлений о том, что общество есть механическая сумма индивидов, они признавали большую роль выдающихся законодателей и государственных деятелей, их способность преобразовать общество и изменить ход истории.

В период Просвещения возникла философия истории, согласно которой естественные законы общества базируются на вечной и общей природе людей. Вопрос о том, в чем заключается эта природа, решался по-разному. Но господствовало убеждение, что общество можно перестроить согласно этим законам на разумных началах.

Отсюда признавалась высокой и роль личности в истории. Просветители считали, что выдающийся правитель или законодатель мог сильно и даже радикально изменить ход истории. В то же время нередко выдающихся людей особенно религиозных деятелей — по причине идейной борьбы с церковью эти философы изображали в гротесковом виде, как обманщиков и плутов, сумевших своей хитростью повлиять на мир [4].

Просветители не понимали, что личность не может возникнуть ниоткуда, она должна в какой-то мере соответствовать уровню общества. Следовательно, личность может быть адекватно понята только в той среде, в которой она могла появиться и проявить себя. В противном случае напрашивается заключение о слишком большой зависимости хода истории от случайного появления гениев или злодеев.

Но в смысле развития интереса к теме роли личности просветители сделали много. Именно с периода Просвещения она становится одной из важных теоретических проблем. В первые десятилетия XIX в. Представления об особой роли мудрого законодателя или основателя новой религии на пустом месте сменились подходами, которые ставили личность в соответствующее историческое окружение.

Если просветители пытались объяснить состояние общества законами, которые издавали правители, то романтики, наоборот, выводили правительственные законы из состояния общества, а изменения в его состоянии объясняли историческими обстоятельствами см.: Для развития проблемы роли личности немало сделали французские историки-романтики времен Реставрации Ф. Минье и более радикальный Ж. Однако они ограничивали эту роль, считая, что великие исторические деятели могут только ускорить или замедлить наступление того, что неизбежно и необходимо.

И по сравнению с этим необходимым все усилия великих личностей выступают лишь как малые причины развития. Фактически такой взгляд был усвоен и марксизмом. Гегель — в целом ряде моментов, в том числе в отношении роли личности, высказывал во многом сходные с романтиками взгляды но, естественно, были и существенные отличия.

В то же время он сильно ограничивал значение исторических личностей в смысле их влияния на ход истории. Вот почему он считал, что великая личность не может сама творить историческую реальность, а лишь раскрывает неизбежное будущее развитие.

Дело великих личностей — понять необходимую ближайшую ступень в развитии их мира, сделать ее своей целью и вложить в ее осуществление свою энергию. Или появление Гитлера и возникновение германского нацистского государства и развязанная им вторая мировая война? Словом, в таком подходе многое противоречило реальной исторической действительности. Попытки увидеть за канвой исторических событий глубинные процессы и законы были важным шагом вперед. Однакона длительное время зародилась тенденция преуменьшать роль личности, утверждая, что в результате закономерного развития общества при потребности в том или ином деятеле одна личность всегда заменит другую.

Толстой как выразитель исторического провиденциализма. Едва ли не сильнее Гегеля идеи провиденциализма выразил Л. Противоположные взгляды на роль личности в XIX в. Согласно Карлейлю, всемирная история есть биография великих людей.

Карлейль и сосредоточивается в своих работах на тех или иных личностях и их роли, проповедует высокие цели и чувства, пишет целый ряд блестящих биографий. О массах он говорит гораздо меньше. По его мнению, массы нередко только орудие в руках великих личностей.

По Карлейлю, существует своего рода исторический круг, или цикл. Марксистский взгляд наиболее систематически изложен в работе Г. Хотя марксизм решительно порвал с теологией и объяснял ход исторического процесса материальными факторами, однако он многое унаследовал от объективной идеалистической философии Гегеля в целом и в отношении роли личности в частности. Маркс, Энгельс и их последователи считали, что исторические законы инвариантны, то есть реализуются при любых обстоятельствах максимум вариации: В такой ситуации роль личности в истории представала небольшой.

Личность может, по выражению Плеханова, лишь наложить индивидуальный отпечаток на неизбежный ход событий, ускорить или замедлить реализацию исторического закона, но не в состоянии ни при каких обстоятельствах изменить запрограммированный ход истории. И если бы не было одной личности, то ее непременно бы заменила другая, которая выполнила бы ровно ту же историческую роль.

Но таких законов нет и быть не может в истории, поскольку общества в мировой системе играют разную функциональную роль, которая нередко зависит от способностей политиков. Если посредственный правитель промедлит с реформами, его государство может попасть в зависимость, как, например, случилось в Китае в XIX в. В то же время проведенные правильно реформы способны превратить страну в новый центр силы так, Япония в это же время сумела перестроиться и сама стала делать захваты.

Кроме того, марксисты не учитывали, что личность не только действует в определенных обстоятельствах, но, когда обстоятельства позволяют, в известной мере творит их согласно собственным пониманию и особенностям. Например, в эпоху Мухаммеда в начале VII в. Но какой она могла стать в своем реальном воплощении, во многом зависело уже от конкретной личности.

Иными словами, появись другой пророк, даже при его успехе религия была бы уже не исламом, а чем-то другим, и сыграли бы тогда арабы столь выдающуюся роль в истории, можно только гадать. Наконец, многие события, включая социалистическую революцию в России именно ее, а не вообще революцию в России , надо признать результатом, который мог бы и не осуществиться без совпадения ряда случайностей и выдающейся роли Ленина в известной мере и Троцкого.

В отличие от Гегеля в марксизме во внимание принимаются уже не только положительные, но и отрицательные деятели первые могут ускорить, а вторые — замедлить реализацию закона.

Так, если революционеры считали Робеспьера и Марата героями, то более умеренная публика рассматривала их как кровавых фанатиков. Попытки найти иные решения. Итак, ни детерминистско-фаталистические теории, не оставляющие творческой исторической роли личностям, ни волюнтаристские теории, которые считают, что личность может изменить ход истории, как ей угодно, не решали проблему.

Постепенно философы отходят от крайних решений. Давая оценку господствующих течений философии истории, философ Х. Поиск некоей золотой середины позволял увидеть разные аспекты проблемы. Однако все же такой средний взгляд многого не объяснял, в частности когда и почему личность может оказывать значительное, решающее воздействие на события, а когда — нет [5].

Появились также теории, которые пытались использовать для решения проблемы роли личности законы входившей в моду биологии, особенно дарвинизма и генетики например, американские философ У. Джеймс [James ] и социолог Ф. Свенцицкая по девичьей фамилии Вострякова. Ее перу принадлежат очерки "Старообрядческие мученики"[] и др.

Весьма солидный вклад в старообрядческую литературу сделал епископ Михаил Канадский, бывший профессор Петроградской духовной академии, своими многочисленными сочинениями по различным вопросам и, прежде всего, по специально старообрядческим Несмотря на то, что была проведена серьезная работа по восстановлению первоначального качества издания, на некоторых страницах могут обнаружиться небольшие "огрехи": Книга представляет собой репринтное издание года.

Древняя Русь - основание династии Романовых - с. Романовы Книга, рассказывающая о самой знаменитой династии российских самодержцев, дает яркое представление о тех событиях, явлениях и государственных начинаниях, из которых складывалась многовековая мозаика российской политики: Костомаров воспроизвел историю Отечества такими яркими красками, в таких зримых образах, что его книги сразу привлекли внимание широкого круга читателей. Античная философия ISBN Она отвечает на ряд важных и сложных вопросов о том, как понимали древние греки культурно-исторический процесс, что такое в их восприятии время, пространство, вечность.

Краткая история древлеправославной старообрядческой церкви Заслуживает особого замечания писатель В. Точилка механическая, с механизмом автофиксации карандаша.

Помимо книг, специально посвященных истории философии истории, сюда включены и различного рода работы, содержащие более или менее обширные разделы, в которых прослеживается эволюция философско-исторических идей.

Критика основ буржуазного обществоведения и исторический материализм. Введение в философию истории. От Платона до Канта. Основные вопросы философии истории. Критика историософических идей и опыт научной теории исторического прогресса. Сущность исторического процесса и роль личности в истории Основные вопросы философии истории.

Важнейшие моменты в развитии проблемы классов и основные учения. Edinburgh and London, Western Historiography from Herodotus to Herder. New Haven, London, From Antiquity to the Reformation. Литература по истории философии истории историософии При составлении указателя литературы автор исходил из того, что у нас крайне плохо обстоит с библиографией вообще, с библиографией по философии истории в частности.

Этапы развития социологической мысли. От Макиавелли до Юма. Введение в историческую науку. Философия истории, ее история и задачи. Очерки теории исторической науки.