Skip to content
Книга

Наш друг Димка Саша Тумп

У нас вы можете скачать книгу Наш друг Димка Саша Тумп в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Здоров я, по всем фронтам. Даже психиатр это подтвердил. А я ведь и правда его люблю, даже вот такого: А то, как он себя ведет — не мне его судить. Я и сам не святой. И то, что я творил со своей жизнью куда страшнее, чем отвязные Димкины развлечения. Мне хватило ума уйти, стереть из памяти прошлую жизнь и начать все с чистого листа. Но, наверное, такое оставляет отпечаток на всю жизнь, запечатлевается на уровне подкорки и поэтому меня сразу потянуло к нему.

Я верил, что все дело в его возрасте и он перебесится, так, как это однажды произошло со мной. А если он растеряется, не будет знать, что ему делать — я буду рядом. Тёмный опекун для попаданки СИ.

Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки СИ. Склоню к ногам я голову седую. Склоню, и попрошу взаймы у Бога, За вашу жизнь красивую, шальную. Какое это счастье - верить. Все, все потери, И беды все, до встречи с Ним. Я, с удовольствием шел по улице, отвечая на приветствия знакомых.

Тут мой взгляд спотыкнулся на пожилой женщине — башкирке, стоявшей у аптеки. Она пристально всматривалась в проходящих мимо ее прохожих Пусть всем смотрят в небо, я — на голую землю Дождь, конечно, не может разорвать эту вечность, Как не может сказать: Вырывая руками из тела стиха.

Вырывая руками из тела стиха Обнажённые ноги рифмы, Веришь Меня не любили, ну так, чтобы очень, Ну так, чтобы жизнь за меня! Я был оттого очень жалок и склочен, Я жил словно дым без огня. В июле осень постучала В окно моё. Неслышно шорох подползает , Мороз по коже , не по - себе , Чуть обернёшься - исчезает , Не прикоснувшийся к тебе. В стихах бывает легче и больнее , Бывает радостней и может быть грустнее , А в жизни всё бывает пообидней У человека нет лица , Оно запрятано внутри: Святой с душою подлеца Святым не станет , хоть умри Клонило в сон, который овладевал всем ее существом.

Мерный звук шагов, четверки запряженных, цугом, лошадей, убаюкивал совсем еще юную девушку. Угли у ног ее, перегорели, потянуло холодом. Мария сильнее укуталась в плед, и покорно отдала себя в лоно…. Здравствуй, старая подружка, Не скрывай следы дождей… Твоя глупая кукушка Сколько отсчитала дней?

Бомж пересек освещенное пространство, и удалился в темноту. Некоторое время слышался только звук шагов, а затем тишину прорезал его пьяный голос: Голубело беспечное небо, Мчались вдаль по асфальту авто. Ты, смеясь, мне сказала, что не был В твоем доме сегодня никто. Есть же люди, Такие чистые, как первый снег. И пусть Земля не замедляет бег В плену узоров и мирских прелюдий.

Я то, что спрятано, как золотое руно. Ты потрясаешь возможностью поиска. Мы с тобой - это архив кино, Мы - расстояние ночи в поезде. Дрожащими каплями-росинками дождевые слезинки скатываются по черным стволам и тонюсеньких ветвях, которые под тяжестью влаги низко-низко свисают к земле Сейчас мы можем прочитать. Услышать от людей по старше. Что не умеем мы мечтать. И жизнь у нас никак не слаще. Единым мир наш должен быть Единая душа у нас с тобою Единым парусом нам плыть Едино всё!

Я чувств не скрою. Бродя в песках,или по морю Одну всегда ищу всегда я Любви я никогда не скрою Взаимные черты я ожидая. Шумят листвой ночные тополя Шумят листвой ночные тополя, Приветствуя симфонию созвездий. И сад, как будто в двери сентября, Стучит о землю яблоком осенним. Когда на душе "воет ветер" и "скребут кошки" неплохо плавно погрузиться вглубь себя, чтобы увидеть, что мешает сегодня расправить крылья и В тихом омуте спит бессонница, Постигаю глубины сна… Бело-конная, сребро-звонная Надо мной пролетает страна.

Из капли мыла выдувая радужный пузырь, Мы из намека счастья, делаем фантазию, Но не слатаешь пенных дыр В гармонью цвета, чувств многообразие. Никто не скажет, что всё будет хорошо, Никто стакан из рук моих не вырвет Дождь собирался с самого утра, Но не решался проронить и капли, Он от подъезда провожал тебя, Он ждал, когда вернёшься ты обратно. Как трудно в мире нашем жить….

Как трудно в мире нашем жить… И чувства искренни хранить… Как трудно правду говорить… И по-настоящему любить В осенний лес пойдём с тобой гулять, Нам листья будут сыпаться под ноги, Ведя туда, где кроны красные горят Среди других оранжевых и жёлтых Когда ещё у матери в утробе.

Отец очень любил одно слово,значение которого мне долгие годы было не понятно. Это слово таило в себе что-то постыдное.

Оно казалось матерным, ругательным. То, что оно ругательное можно было понять по интонации, с которой отец его произносил. Многие наши современники уже не помнят, что буквы Кириллицы некогда имели собственные имена. В нечётных строках кроме предпоследней предлагаются позабытые имена Ну, сорвался, и что?

Эта грязь - не бетон. Очень часто люди, которые когда-то были друзьями, становятся абсолютно чужими. И вроде столько всего связывает, а при встрече делаем вид, что не знаем друг друга Кусалась, дико завывала, Грозилась грязным кулаком- Куда-то в небо, высоко..

Сопела, что-то бормотала Вдыхала воздух глубоко.. Фото на моем столе. Это фото на моем столе, На него без устали смотрю, Фото самой милой на земле, Девочки которую люблю. Встреча не со мной. Ты осталась сидеть на промерзшей скамье, Полушубок небрежно накинув на плечи, Как маяк сигарета мерцала в руке, Но давно уж прошел час назначенной встречи Зачем так часто думаю о ней? Зачем хочу вернуть ее? Все потому что не найти милей, Все потому что я по ней скучаю. Ради ветра и солнца Я не крашу ресницы.

У сухого колодца Улетевшие птицы. Мы ищем им оправдания Не нужно искать оправдания людям, которые добровольно вычеркнули нас из своей жизни Ведь самое ужасное, на что способен человек, это предательство Закрыть пути к тому, кто нужен. Не всегда существует путь назад Поэтому прежде чем закрыть пути к тому, кто нужен, необходимо понять, сможем ли мы жить без этого человека История, которая длилась два года, закончилась в один миг И ничего не вернуть Я закрывала сердце на замок В нашей памяти всегда будут те, кто был нам дорог, даже если мы никогда больше не увидимся Холодный воздух душ не греет, Но на душе моей тепло.

И от контраста индевеет Окна квартирного стекло. А снег падал, падал Эта история могла произойти с каждым из нас, если бы в нас было столько же любви и великодушия, коими обладали герои этого рассказа. У вечности в начале В университете шёл вступительный экзамен по истории страны, которой уже, увы, нет. В соседнем ряду сидела полнокровная девица, вошедшая передо мной, и торопливо водила ручкой по бумаге, заметно волнуясь.

Несколько лет назад со мной произошла одна история. И теперь я периодически прокручиваю ее у себя в голове. Не знаю, чего жду от этих малозначительных воспоминаний…. Тут тысячи огней застряли в каждой грани Переливаются они и солнцем и зарей Мы от холодных призрачных камней устали Как и от звезд, которые мы видим в темных небесах порой. Суворов Одна шестая суши в мире С огромнейшей, древнейшею историей. И знают люди в Лондоне, в Каире, Чего же….

Перину снега вьюга взбила, И пух взметнулся до небес. И белизной посеребрила Зима осыпавшийся лес. Предполуденный воздух роит комаров, Терпкой горечью пахнет полынь. В творческих муках томлюсь безмятежно Что делает нас людьми?

Кровь, текущая по жилам? Или ум, может сердце, бьющееся в груди, которое каждым ударом заставляет нас жить: В нас уживаются расчетливый ум и неподдающиеся контролю чувства.

Давай уедем в Лондон навсегда или на жизнь длинною в тысячу чертей, чтобы к Тауэру лицом, к Казанскому спиной, чтобы кормить по скверам голубей. Здесь и сейчас кто я такой? Вот в зеркале кто-то схожий со мной. Не мытый, не бритый, голодный и злой Устало бреду я с работы домой. Бойцы сидят пока в окопах, молодые, После атаки, ждут атак других…. Почему происходит на свете То, что видно, свершиться должно?

Почему мы в ответе Колуга древняя, красавица Калуга, Раскинулась над тихою Окой, Её терзали ханы ежегодно, Она вставала гордо над рекой. Россия примеряла к себе крылья, По Миру шел двадцатый век, Державы многие смотрели в небо, Из-под ладони, поднятой до век.

Наши дети вправе обладать самыми лучшими в мире сказками; яркими, мудрыми, воистину волшебными и живыми, как сам великий наш и могучий русский язык! Звенят пустотой витражи И ангелы плачут там. Считая твои этажи, Узнала дорогу в храм. Уставши горестям внимать, Ограда кладбища пустынна. И лишь над холмиком у сына Тихонько всхлипывает мать. Туман заглядывает в окна И закрывает им глаза, Как будто, из обмана соткан Полупрозрачного стекла…. Страдает сердце красотой, Страдает ум несовершенством.

И я не знаю что со мной — Душе в телесности так тесно! Атрофия языка, Русских слов первоначальных — Порождается тоска Из груди моей печальной. Я восхищаюсь тобой, наука, Движение к неизвестному! О мощь человеческих звуков В молчании беспредельной бездны! Есть множество болезней, Которые ужасней скверны. Но терпят, Терпят люди и живут. Никогда не отрыть всех законов.

Никогда не отрыть всех законов, Не связать их в единый узел. Ну а мы-то — всего лишь люди. Сонно стоят деревья раздето. В этом раю затеряться бы где-то — И — навсегда — от тебя, человек. Никогда не влезал против собственной воли я в клетку И для дикого зверя ведь это не характерно.

Я работал, спасая людей, не играя в рулетку, И ночами не спал, своего не жалея тела. Косыми лучиками света Рассвет кустарник ворошит. Теплом, оставшимся от лета, Согрета холодность души.

Браня покой, горластый гром По крышам скачет. Погода куксится дождём, Вот-вот заплачет. Прожили вроде неплохо, а в груди все жжет, Валю забыть не могу.

Вот так каждый раз как колокола бьют тридцать первого, прихожу под ее окна. Ведь именно в новогоднюю ночь упорхнуло мое счастье. Вот и вся подноготная, почему я здесь, парень. Мои прогулки с мамой. Я хоть и кроха, а разумею много чего, даже разговаривать умею Я забыл о том, каким я был. Я с тобою только рас встречался, Ты не плакал, просто огорчался, Что так мало на земле пожил….

Каждая веточка в стёклышках льда, Тёмное небо, а в небе — звезда! Хотелось и мечталось пусть иначе. Хотелось и мечталось пусть иначе, но жизнь прожить - не поле перейти и нет ответов жизненной задаче и было б глупо просто так уйти Моё перо устало писать тебе стихи и нету смысла в них. Вот уж эта малышня, Как затеяла игру, И за ними все прибрать Не хватает женских рук. Благословлю счастливых матерей Устав от тяжести большого уж ребенка, Все же смеются радостно и звонко Дух ярче солнца их, синей морей.

Натыкаясь друг на друга, Снежных звёздочек тела Вниз струятся. Клянчит вьюга Хоть немножечко тепла. Обнажившаяся ветка Бьёт в окно. Кистью невидимой, щедрыми взмахами, всё изменив за единственный день. Тебе на закате присниться И не скрывать обожания Кричать потревоженной птицей В тисках твоего желания!

Это рассказ основан на реальных событиях ,я написала про случий из моей жизни! Это простые стихи, но они выстраданы Мы с Одиночеством вдвоем Гулять по улицам пойдем Никто не нужен?

Я смотрю и не вижу цвет Мы часто видим на лице человека улыбку — веселую, ухмылку, широкую, но закрывающую зубы, или наоборот открывающую зубы — во весь рот… Но! По коридору слышно бряканье посуды и стук колёс тележки, на которой развозят пищу. Она останавливается у дверей твоей двухместной палаты, в которой находишься лишь один ты. Не потеряй меня, не дай мне потеряться, Не отпусти моей руки в толпе людской Лепестками красного тюльпана Станут строки этого стиха В дни, когда меня не будет рядом, Они будут раскрываться для тебя Его Величество - Закон!

Сорвался с древа лист И далеко улетел, Ведь погиб журналист, А он же жить хотел! Вдруг проснешься еще до восхода Вдруг проснешься еще до восхода, Светлый сумрак плывет по квартире Нет ни века, ни часа, ни года. И усталые руки В потемках разлуки Ищут ответ Как жестокий допрос На вчерашний вопрос Которого нет Семь букв и более ничего Рожденное дитя природы, Его историю так сложно рассказать, А проследить тем более.

Не суди человека плохого Просто он оступился немного. Затерялся когда-то в лесу И дороги обратной не знает. Скупые тени На стене зажгла Луна. Великий Гений Удалил картины сна. Создавая, не боясь препятствий Человеком быть среди людей Иногда и сильным быть, стараться, Сможешь все преодолеть. Моему Другу пою балладу. Если нет ясности на душе. И где-то, где-то слышен голос ваш И где-то, где-то слышен голос ваш, Такой пронзительно-небесный и холодный, Такой душе моей родной и благородный, И льется, льется благодать.

Забудь июль и шум прибоя, Где волнам не было числа Где замок так легко построить Хотя б из мокрого песка…. В доспехах тесных с пикою в руках,. В доспехах тесных с пикою в руках, Веду я схватку со своим драконом.

Зажатый в шлем, как в металлических клешнях, Трещит мой череп, как орех перед расколом Нас в малом ждут великие дела. Нас в малом ждут великие дела, Нас ожидает в малом бесконечность жизни Что Вам цветы, когда Вы краше всякой розы, Цветы — лишь символ мёртвой красоты, Их гибель ждёт, когда придут морозы, А Вы зимой цветёте как в разгар весны Никогда не забуду тот вечер, Вы иконой гитару держали И чуть грустные пели под свечи Песни мне на слова Окуджавы.

Ну, где ты там несчастным притулился, О прошлых днях тоскующий мой вечер. Лишь потому, что свет в них дивный лился И нынче колдовское есть под свечи. Лишь в зеркалах качнувшись. В новорожденном стихотворении Строчка скрывает строчку Бьется и прячется недоумение Время поставить точку.

За помин ожиданий по полной, Седина на висках, бред собачий, По сравнению с полной свободой, Так звучит, что от счастья заплачешь. Однобоко всё здесь, однозвучно, В этом мире лишь серый цвет, Неудобно здесь всё и скучно, И для счастья тут места нет. И снова вечер грустный и тоскливый. И снова вечер грустный и тоскливый, Он незаметно быстро превратится в ночь, И старый друг мой, стих неторопливый, На огонёк зайдёт, чтоб чем-нибудь помочь Перо, бумага, сигареты, Перо, бумага, алкоголь — Лекарства для души поэта, Вместившей и любовь, и боль Не стоит стремиться уйти в мир большой, А детский мирок он хороший, родной.

Поздно Вновь полюбить и любви поверить. Поздно Вновь обрести все свои потери. Скрипит зима, под легким шагом улиц, грозит, закружит снежную метель. А солнце глянет, вновь прогонит стужу, согреет окна, оживит капель. Пришла зима, негаданно нежданно, покрыла все холодным снежным сном. Отяжелевшие, обременённые листвою, терзаемые ветром, Трещат и ломятся деревья.

Фонарь луны наш освещает город И окон свет укажет к дому путь. А за стеклом окна смышленые ручонки Спешат украсить хвою яркою звездой. В краю земном Был отчий дом, В беседках виноград И гостю каждый рад. По тихим улицам поток людей, машин. И унисоном говору вторит шелест шин. Время замерло в хмари осенней. Время замерло в хмари осенней… Над землей лист последний парит, Вспоминая о жизни весенней, Нам о бренности мира твердит. А ничего интересного так и не случилось.

Нам дали задание подготовить рассказ о каком-нибудь веселом случае Вот жена, садись, держи погремушки, теперь и у нас будет смех и веселье Что случилось, пока мы все спали? Подготовила осень побег, А зима вдруг рассыпала снег, Чтобы утром мы мир не узнали, Что случилось, пока мы все спали? Я как скотина, что идёт на бойню. Я как скотина, что идёт на бойню, Нутро скрутило непонятно почему, Иду туда, откуда пахнет кровью, Но ничего с собой поделать не могу По двору шагали ножки В ярких красненьких сапожках.

Крохотуля на дорожке Оставляет след в гармошку…. Трон палача уже остыл Остыло ложе на двоих, И крик проклятого затих, Его убили Это стихотворение написано от лица ангела, лишенного возможности летать. Это мольба небу, просьба забрать с собой и дать возможность расправить мертвые крылья.

Два мудреца вступили в спор о жизни, Кому на троне, будет рад народ. Один мудрец озвучил свои мысли, Сказав: Давно ты знаешь человек, что грешен. Давно ты знаешь человек, что грешен И от рожденья ядом напоен, Покорный раб греха, разврата стон Солнце который день не грело, а плавило город. Пологий, укатанный техникой овраг перед строительством высотного дома, а совсем рядом — река, порядком обмелевшая за лето.

Где-то вдали играет флейта. Осталось в памяти немного, То просто Бог, в меня игрался, Ну не судить же право Бога За то, что я ни с чем остался. Не меняй людей, Не придавай своих идей. Слушай только голос сердца, Уважай семью,детей,людей. Нелепое знакомство, Блеск тёмно-карих глаз. Всё вроде бы так просто- Но будто первый раз. В воспоминаньях нашей встречи. В воспоминаньях нашей встречи, Сердце чувствует тепло. За окнами гуляет ветер, Дышать немного тяжело.

Снег белый падай, на моих ладонях тай, Снег белый-белый, превращайся в воду Все началось со звонка моего старинного приятеля. В воскресенье, в полдень, позвонил Димка и дотошно допросил меня Тот желтый гиацинт сегодня был распят Песчаным первым снегом. Мне в высоту опять! Песни ангелов в вечном раю На крик страсти готова сменять, Предать хрупкую душу свою, За возможность один раз обнять Быть дугой под тобой. Горько - сладкой слезой Льется жизни дорога, Быть дугой под тобой - Непростительно много!!!

А в этом году, на сторону Грусти и снег перешел, а значит и все, что с ним связано… Вот в такой дислокации и предстояло вести, похоже, новогоднюю битву. Скажем прямо — ситуация на фронте — не в нашу пользу. Можно было бы, конечно, сдаться — пленных не обидят.

Но… это ведь как, — если хоть раз был в плену, то уже был пленным. Страшновато становится, как об утре подумаешь. Тут уже чаем не вылечишься. Дырка в голове… кулак пролезет. Все мы это прекрасно знали, знали, что рано или поздно придет такой Новый Год, что… не застрелиться, одним словом.

Врага придется встречать с открытыми глазами. Раньше Димка всё смеялся: Мы смеялись тогда над тем, какая она — эта Грусть глупая, а мы — умные. В этом году, похоже, пришла. На пипочках-то сидим, а вот уши… А уши торчат, видимо!

Как там жизнь молодая? На Новый Год, — какие планы? Только трубку взял, — ты звонишь, — бодро, в тон, отвечаю ему. Сам видишь, снега-то нет. Мало мы его повидали да потоптали?

Нет и не надо! Меж лопаток появился холодок. Я ведь, что звоню… — может что-то особенное по дороге купить? Хорошая, зато этого дерьма - много! Ничего не могу сказать про книгу. На сайтах книги блокируются, книжные магазины закрываются. В оставшихся магазинах странный набор книг. Вот Поселягин есть, за р. А взрослые дяди ищут логику Смешно становится, когда читаешь их серьёзные рассуждения о смешном и весёлом рассказе.

Вернуться в детство и от души повеселиться там! Предлагаю читать, как анекдот.