Skip to content
(комплект

Очерки по истории русской церкви (комплект из 2 книг) А. В. Карташев

У нас вы можете скачать книгу Очерки по истории русской церкви (комплект из 2 книг) А. В. Карташев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Библию купить , богословие , Ветхий Завет , купить христианские книги , Новый Завет , христианская жизнь , Христианская семья , христианский брак , христианство , церковное устройство , церковь. Евангельское христианство перед вызовом постмодернизма. Роман Соловий Издательство Коллоквиум. Богословские книги , Учебники. Ранняя христианская община в Филиппах.

Геннадий Сергиенко Издательство Коллоквиум. Анн Воскамп Издательство Виссон. Благодарственные , Наставление в вере. Мудрость Божья в жизни женщины. Джордж Элизабет Серия моя семья. Перестал грешить, вот и нет греха. Надо сокрушать как идолов не только иконы, но даже и кресты. Святым и мощам не поклоняться. Святых отцов не читать. Посты и монашество отбросить. Никого на земле отцами не титуловать, как и запрещено в Евангелии. Все люди, со всеми их разными верами и языками, одинаковые дети у Бога.

Эта идея религиозного равенства пред Богом вдруг соскальзывает у Косого в радикализм социальный. Без всякого углубления и развития брошены революционные лозунги: Бесспорно живет еще у новых ересеучителей старая доктрина жидовствующих. Возвещенный Моисеем Единый Бог не мог превратиться в Троицу. Из апостольских писаний отрицалась подлинность авторства ап. Павла за посланием к Евреям.

К преданию доктрины жидовствующих у Косого присоединено и влияние антитринитарства Социнианского. Писания отеческие характеризуются как баснословие, В них лишь малая доля истины. Косой, видимо, вдохнул в себя дыхание крайних протестантских веяний. Насколько в Московском государстве, хотя бы и в Белозерских только дебрях, было распространено такое вольномыслие, трудно судить. Более всего подходит к такой сплоченности уже готовая форма монастырских групп. Курбский, в это время перекочевавший в Литву, более определенно говорит, что среди монахов Кириллова Белозерского монастыря есть секта, которая считает авторами соборных апостольских посланий не апостолов, а старцев-пресвитеров.

О некоторых из этих вольнодумных монахов мы узнаем поименно в связи с возникшим на этой почве делом игумена Артемия. Ересь Кто есть еретик? С каким различием принимает Церковь покаявшихся еретиков и блудников? Как бесы стараются ввергнуть людей в ереси и. Ересь Но что же есть тогда ересь?

В собственно церковном смысле ересь есть искажение известной христианской истины. От ереси отличаются внецерковные учения, с которыми борется апологетика, а не догматическое богословие. Ересь Евтихия и Четвертый Собор. Пятый Вселенский Собор Едва утихли на Западе споры о пелагианстве, как на Востоке началось сильное волнение по поводу лжеучения Нестория.

Антиохийский пресвитер Несторий был избран в Очерки эти, задуманные еще в России полстолетия тому назад, не ставили и не ставят своей задачей снабдить читателей элементарными сведениями по истории русской церкви, предполагая их известными из полных справочников, напр.

Филарета или высококачественного Учебника проф. Очерки стремятся, путем вовлечения читателя в проблематику характерных моментов и явлений в исторической жизни русской церкви, опособствовать живому чувствованию ее переживаний, ее судеб, любовному пониманию ее слабостей, изнеможений, преткновений, но и ее долготерпеливого, христианизующего подвига и ее медленных, тихих, смиренновеличественных, святых и славных достижений. Автор этих исторических уроков не считал бы себя в праве загромождать ни книжного рынка, ни полок библиотек настоящим трудом, если бы не антихристианская революция, ужасающе понизившая научно-богословский уровень русской церкви.

Уже до революции в культивировании нашей дисциплины произошла необычная, почти тридцатилетняя остановка. Знаменского еще напоминали о том, что попечение об обновлении систематического изложения Истории Русской Церкви не забыто теми, кому о том ведать надлежит. Революция принесла новое многолетие паралича. Таким образом, на месте этого опустошения становится не лишним и практически полезным любой, даже не претендующий на новую научную разработку, повторительный и обобщительный труд по Истории Русской Церкви.

Русь, как целая государственная народность, крещена св. Но это событие имело свои корни в веках предшествующих. Поэтому обратимся в глубь веков, чтобы проследить начальные судьбы распространения христианства на Руси, как причину ее позднейшего всеобщего крещения. То же повторяет и преп. Нестор в своем житии Бориса и Глеба. Павел, ту бо беша словени первое. Повесть эта вставлена в киевском летописном своде среди рассказа о расселении русских славян. Характерно в последних словах появление некоторого скепсиса у автора в отношении к передаваемому факту, в виду чего он и спешит сложить с себя ответственность за его достоверность путем неопределенной ссылки на какой-то источник.

Но непосредственно далее затем он, или скорее всего кто-то другой, его продолжатель, уже смело развивает робко брошенное мнение в целое сказание, наполовину трогательно-поэтическое, наполовину совсем неэстетическое, даже нелепое. Андрей из приморского малоазийского города Синопа приходит в таврический Корсунь. Здесь он узнает, что близко Днепровское устье и решается пойти чрез него в Рим. На вопрос об исторической достоверности сказания послужит нам ответом историко-литературная справка об его постепенном развитии.

Книга Деяний апостольских, распространяясь главным образом об одном только ап. Павле, хранит молчание о судьбе двенадцати. Целый цикл таких сказаний имеет своим предметом проповедь апостолов Петра, Андрея и Матфея в стране антропофагов или мирмидонян и в стране варваров.

Древность их весьма почтенная. Дело в том, что всеми подобного рода видами апокрифической литературы пользовались, как орудием вкрадчивой пропаганды, многочисленные гностические секты первых веков и впоследствии манихеи.

И анализ апокрифических сказаний интересующего нас цикла с этой точки зрения приводит специальных исследователей Lipsius, Zоga и др.

При таком условии сохранение в них зерна исторической истины легко допустимо. Но вопрос в том: Решить его не легко. Сколько-нибудь реальный терминологический элемент апокрифов первой формации в их дальнейшей истории терпел весьма невыгодные для исторической правды изменения.

Изобильная еретическая начинка первых апокрифов открывала повод к их усиленной и частой переработке в духе других вероучений в более раннюю эпоху и в духе православно-церковном особенно в V и VI веках ; были и без тенденциозные в догматическом смысле подражания. Примеры показывают, что при этих переделках о правилах исторической точности заботились очень мало, и с собственными именами происходили причудливые метаморфозы.

Андрея между прочим в теперешних кавказских странах, прилегающих к Черноморью, и даже в землях соседнего приазовского края. Однако, решать этот вопрос без данных ориенталистики довольно рискованно. Когда вооруженный этими средствами В. Оказывается, по соображении с лингвистическими данными коптской и абиссинской легенд, деятельность апостолов Варфоломея и Андрея, вместо мнимого Черноморья, чистейшим образом относится к африканской территории.

Пример этот, конечно, не без значения для будущего решения поставленного вопроса. Параллельно с пространными сказаниями о миссионерских путешествиях апостолов развивались и известия по форме краткие в виде списков, или каталогов, отмеченных именами: Каталоги эти в сохранившихся редакциях несомненно более позднего происхождения, чем время жизни их мнимых авторов, и в отношении к известиям о миссионерском уделе, в частности ап.

При этом неопределенные апокрифические страны варваров и антропофагов здесь категорически локализуются в Скифии, хотя с наклонностью видеть в ней Скифию не европейскую, а азиатскую прикаспийскую.

Отголосок самостоятельного неапокрифического церковного предания хотят видеть у Евсевия. Андрее принадлежит самому Евсевию и современному ему а не Оригену церковному преданию. Но древность предания IV века не настолько глубока, чтобы ее нельзя было объяснить из того же указанного нами источника. Здесь миссионерская деятельность ап.

Андрея распадается на целых три проповеднических путешествия, скопированных с путешествий ап. Епифаний жил в конце VIII и нач. Под влиянием этого церковного интереса, Епифаний, как и некоторые другие лица того времени, предпринял своего рода учено-археологическое путешествие по прибрежным странам Евксинского Понта, с целью изучить местные памятники и предания, касающиеся внешнего богопочитания во времена апостолов.

Поэтому в своем повествовании об ап. Андрее он тщательно отметил все священные изображения, жертвенники, храмы и кресты, ведущие свое начало, по рассказам местных жителей, от времени проповеди у них названного ученика Христова. Вот откуда ведут свое начало и крест и жезл, фигурирующие в двух версиях русского сказания. Андрей из кавказских стран, не обходя Меотического залива Азовское море , через пролив Керченский , приходит прямо в Боспор Керчь ; отсюда проходит в крымские города Феодосию и Херсонес; далее плывет морем на Синоп и возвращается в Византию.

Гораздо смелее выражаются позднейшие греки и шире представляют себе район миссионерской деятельности ап. Андрея на севере от Черного моря. Никита Давид Пафлагонский кон.

Игнатия, составил ряд риторических похвальных речей в честь апостолов. Под таким углом зрения и терминология древних апокрифов теперь с решительностью применялась к пространствам южной России. Мирмидония находилась там же, и мирмидоняне уже считались предками руссов, а владения руссов около Азовского моря наз. Андрея по русской земле. Византии самой нужна была легенда об ап.

Андрее в таком полном ее развитии. Как властительные претензии и успехи Рима основывались на том, что Рим есть седалище первоверховного апостола, так точно и Византия, для достижения первой из указанных целей, хотела убедить мир, что она тоже подлинная Sеdеs аpоstоliсa, не меньшая, если не большая, римской, потому что основана старшим братом ап.

Петра, первым по времени учеником Христовым. У Никиты Пафлагонянина читаем такое обращение к ап. Легенда утверждала, что ап. Андрей поставил своего ученика и преемника Стахия епископом Византии. Чья-то заботливая голова придумала и поименный список якобы ти преемников Стахия вплоть до исторически известиого первого епископа Византии Митрофана Андрея, как на апостола всего Востока.

Характерен в данном отношении эпизодический рассказ в повествовании монаха Епифания о том, как два брата-апостола разделили власть над вселенной: Отсюда можно заключить, что Византия охотно поддерживала сказания о проповеди ап. Андрея в тех странах, где они существовали Армения, Грузия и даже старалась привить подобные предания в странах северных Моравия, Россия , на которые простиралось ее влияние.

О том, что византийцы при случае даже прямо внушали русским верование о проповеди на Руси ап. Андрея, мы имеем документальное свидетельство. Одним из аргументов к теснейшему союзу двух дворов служит здесь следующий: Понятно, что имеют в виду эти слова. Итак, Византия дала все, что нужно для создания русского верования о насаждении у нас христианства ап. И русское сказание не замедлило явиться. Но мы не будем бить лежачего.

Постараемся только отыскать возможный ряд идей и материалов, давших начало отдельным составным частям сказания. Прежде всего автор должно быть смутно сознавал пустынное состояние русской страны в начале нашей эры; поэтому он и ведет по ней апостола только мимоходом.

Но куда же он мог направить его по великому водному пути, в какой известный пункт древне-христианского мира? От варягов, бывальцев всего света, сочинитель мог слыхать, что, как все дороги ведут в Рим, так и из варяжского моря их земляки знают пути к нему.

Самое направление апостола в море варяжское как будто имеет связь с преданиями норманнского севера: Влияние варяжских россказней с вероятностью замечается и в повести о новгородских банях; сюжет характерный для финско-скандинавского севера. Имеем в виду один рассказ прибалтийского происхождения на ту же тему и в том же стиле. Существовал некогда близ Дерпта—Юрьева доминиканский монастырь Фалькенау. Братия, терпя недостаток в средствах к жизни, решила отправить к папе слезное письмо.

В нем доминиканцы рисуют свою суровую, строгую жизнь в пище и плотоумерщвлении. Каждую субботу они умерщвляют плоть свою в страшно натопленных банях, бичуют себя розгами и обдают холодной водой. Папа удивился и отправил своего посланца самолично узнать дела монастыря. По угощении его ввели в жарко истопленную баню. Когда пришло время париться вениками, нежный итальянец не выдержал: Юмористически-нелепая история, очень напоминающая нашу летописную.

У русского автора-южанина в рассказе о новгородских банях очевидно была и определенная, не особенно высокая цель. Новгородцы так это и поняли, потому что, в ответ на киевскую редакцию повести, они создали свою собственную, в которой, не отвергая прославления Киева и умалчивая совершенно о банях, уверяют, что ап.

При определении повода к составлению русского сказания и времени его внесения в летопись последуем указаниям интересной гипотезы проф. Андрея на Руси, нашло при русском дворе довольно интеллигентных людей. Это прежде всего был сам вел.

Андрее, они имели, таким образом, полную возможность. Замечателен после этого такой факт. Янка постригается в монашество. Всеволод строит для нее церковь и монастырь в честь ап. Как настоятельница Андреевского монастыря, Янка имела сугубые побуждения добыть самые подробные сведения об апостоле от предполагаемых первовиновников ее интереса к его имени. Очевидно, пересадка идеи апостольской проповеди на Руси с византийской почвы на русскую уже состоялась.

Нужен был только некоторый промежуток времени и, пожалуй, ближайший повод для облечения идеи в пластические формы. Правда, во время споров на благословение ап. Характерно, что в сказании осмеивается Новгород, и Царьград упорно замалчивается. Вопреки греческим источникам, приводящим ап. Что и в летопись сказание попало может быть около этого времени, а не значительно позднее, свидетельствует факт его распространения во всех летописях кроме новгородской, по понятной причине.

А это значит, что оно сделалось составной частью летописного повествования ранее того момента, когда летопись киевская, как общерусская, сменилась частыми летописями различных концов русской земли, т. Враждовавший с Киевом Андрей Боголюбский был однако покровителем Печерского монастыря и носил имя Андрея, чтимое в его роде от времени вел.

Если о престиже Киева против Новгорода и греков имел основание ревновать Климент Смолятич, то поддержать и продолжить его ревность имел основание и его младший современник, активный составитель Печерского Патерика, арх. Нужно было защитить достоинство Киева в глазах Андрея Боголюбского, хлопотавшего в Константинополе об учреждении у себя в Суздальщине особой митрополии. Характерна еще одна деталь. В подложных сказаниях об ап. Андрее нет совсем упоминания о Риме.

А в летописной повести оно как-то искусственно привязано к лицу апостола, без всякого мотива и содержания. Поэтому не лишена интереса гипотеза только что упомянутого ученого о культивировании этой подробности в латинских кругах Киева, в частности в доминиканских. Владимиром Рюриковичем, и сохранение анекдота о банном мытье именно у доминиканцев в Прибалтике, могут косвенно поддержать догадку, что именно им интересна была противо-греческая тенденция через авторитет ап.

Андрея связать Киев с первым, а не со вторым Римом. По его мнению, когда Василевс Михаил Дука Михаил Пселл в своем письме ссылался на предание об Андрее, он уже предполагал его известность в Киеве.

Погодин, используя гипотезу проф Приселкова о северокавказской, тмутараканской родине Киевского митр. В иверийских легендах повествуется о сокрушении ап.

Занесенное в летописи, в прологи и в некоторые жития свв. Макарие предание о хождении ап. Андрея по русской земле постепенно сделалось общерусским верованием. Русские, по свидетельству иностранцев, всегда с уверенностью высказывали его пред всеми, вопрошавшими их о вере.

Иван Грозный на предложение иезуита Антония Поссевина унии, по примеру греков, отвечал: Мы верим Христу, а не грекам. Мы получили веру при начале христианской церкви, когда Андрей, брат ап. Петра, приходил в эти страны, чтобы пройти в Рим. Андрея, а мы такожде от ап. Так, известный старец псковского Елеазарова монастыря Филофей, толкуя одно место из апокалипсиса Иосиф Волоколамский в своем Просветителе ставил даже вопрос: Андрей не проповедывал христианства в русской земле?

С окончательным укреплением в Московской Руси предания о проповеди у нас ап. В том же году Киевский собор санкционировал это верование и решил установить праздник в честь первозванного апостола.

Андрей есть первый архиепископ константинопольский, патриарх вселенский и апостол русский, и на киевских горах стояли ноги его, и очи его Россию видели, и уста благословили, и семена веры он у нас насадил, то справедливым и богоугодным делом будет возстановить торжество и нарочито праздник его. После этого у южноруссов предание об ап.

Андрее повторяется довольно часто, и возникают попытки определить место апостольского стояния и водруженного им креста. Сам Петр Великий не усомнился разделять это верование своих подданных, учредив первый в России орден именно в честь Андрея Первозванного с надписью: Императрица Елизавета Петровна заложила в Киеве на Андреевской горе церковь в честь Апостола , исполненную знаменитым Растрелли и представляющую шедевр нашего церковного рококо.

И действительно, как показывает приведенная нами вкратце литературная история сказания, возводить его в достоинство исторического свидетельства не приходится. Нельзя приписывать исторической ценности даже и греческим источникам за исключением, строго говоря, одних только первичных апокрифов, таящих в себе предания II и I веков и предания, записанного Оригеном. Но здесь уже мы, кажется, выходим за пределы досягаемости для исторического скепсиса. Не имея прямых данных к тому, чтобы без остатка отклонять предание об ап.

Но если бы даже ап. Андрей и не дошел физически в своих апостольских трудах до границ нашей земли, то это не меняет сути дела, Апостолы жребием решали Деян. Если, по согласному с этим древнейшему преданию, и все страны апостольского служения были распределены между апостолами тоже по жребию, и ап. Павел считал даже неприличным благовествовать там, где работали уже другие апостолы Рим. От Иерусалима как бы мысленно проведены радиусы, и заключенные между ними секторы круга составили уделы апостольства, превышающие по своим вселенским размерам силы и срок жизни человека.

Апостолы, уходя на проповедь в предназначенном каждому направлении, могли окончить свои дни естественной или мученической смертью даже сравнительно скоро по выходе из Палестины и сравнительно недалеко от нее, все равно они были посланы Духом Святым именно в данном направлении, в данные страны, они принципиально и духовно а в лице своих продолжателей и преемников и конкретно становились апостолами именно этих стран и обитающих в них народов, их небесными покровителями в истории навсегда.

Фаддей направился в Сирию Эдесса и чрез то может считаться апостолом самых дальних стран азиатского Востока, в свое время получивших христианство через посредство миссионеров сирского языка. Фома пошел в Индию. Тогда Индией назывались уже области северной Аравии, расположенные только в начале великого индийского пути. Поэтому христиане далекого Индустана и Цейлона в праве считать себя духовными детьми апостола Фомы.

Он имел уже их в своем сердце, идя в их направлении. На каком этапе он окончил свое земное поприше, мы в точности не знаем. Так называемое Епифаниево сказание, напр. Андрей нашел мученическую смерть в Патрасе Ахайском. Но это не меняет нашего отношения к нему, как апостолу наших стран, и его к нам, как его вожделенным крещальным детям. Не ошиблись наши предки, развив легенду о благословении первозванным апостолом русского христианства, но ошибаемся мы, их потомки, что не чтим особо торжественно и сознательно дня церковной памяти ап.

Андрея, положенной 30 ноября стар. Пора нам созреть и до этого, как мы созрели до празднования наших христианских просветителей: Густой мрак скрывает от нас начало исторической жизни русского народа и вместе с тем начало его знакомства с христианской религией. В раскрытии этого темного вопроса нам необходимо за точку отправления взять нечто известное. Постараемся сначала припомнить то старейшее по исторической известности этнографическое окружение русской территории, которое могло служить и служило нашим предкам посредником в сближении с христианством.

Это тем более необходимо, что старые исследователи, и за ними учебники, укоренили здесь довольно много неточных представлений. Древние византийцы различали две Скифии в Европе: Акты мученические свидетельствуют о распространении здесь христианства уже в первых веках.

Первое упоминание о скифском епископе имеется от времени Диоклетиана. Целый ряд затем епископов скифских или томитанских известен до позднейших времен: Вот к этой-то области и относится большинство древних свято-отеческих свидетельств о христианстве у скифов, которые старыми историками и составителями учебников поспешно толковались в применении к русским славянам.

Но правда и то, что для русских славян христианство Малой Скифии не проходило бесследным. Возможность этого была еще ближе.

Христианство было в самой земле углицко-тиверской: Только после сказанного мы в праве некоторые святоотеческие свидетельства о Скифии относить действительно к Скифии Великой, более нас касающейся. Таково известное выражение блаж. Хотя нужно помнить, что признак холода в устах южанина еще не уполномочивает нас тотчас же покидать Малую Скифию и переходить в дальносеверную, потому что, например, Овидий, сосланный в Томи, в местность, по нашему теплую, находил, что в той стране nihil еst nisi nоnhabitabilе frigus.

Он же в похвальном слове Златоусту говорит: Прежние историки очень широко понимали эти свидетельства, распространяя миссию Златоуста чуть ли не на все южно-русские племена. Между тем из текста свидетельств ясно, что речь идет о местностях, непосредственно прилегавших к Дунаю, где обитали только тиверцы и угличи. На пространствах той же Великой Скифии, так сказать, внутри поселений тиверцев, угличей и других наших предков, начинается и история христианства у готов.

Епархиальным центром для новообращенных назначен тот же г. Томи Малой Скифии, служивший как бы миссионерской базой in partibus infidеlium. Но национальный готский еп. Однако никаких остатков этого христианства не сохранилось до действительного начала истории церкви у русских. Более устойчивая и непрерывная струя христианства шла на будущую Русь через Крым, послуживший для Руси культурным мостом к Византии. Здесь христианство было у греков и готов. У греков оно ведет свою историю от первых веков нашей эры.

Но правильно устроенная Херсонисская возле Севастополя епархия получила начало только с IV столетия. Но в VII в. Эта готская область выходила на побережье от Алушты до Балаклавы. Юстиниану Великому посольство, прося о поставлении им епископа, по примеру только что учрежденной по соседству епархии для лазов и авазгов т. Эта кафедра упоминается, как существующая, и в нач. Но из вновь открытого списка епархий КПльск.

Епархия Таматарханская вошла позднее в число первых епархий новорожденной русской церкви и, в качестве титулярной т. Откуда пошла русская земля? Греческие писатели, когда хотели назвать русских не вульгарным, а литературным классическим именем, то до времен позднейших т. Для византийских писателей это факт несомненный. Симеон Магистр или Логофет Ed. Bоnn, даже объясняет этот эпитет в смысле грабительских и завоевательных набегов русов на другие народы.

Может быть проще объяснять это топографически. Тендер на этих картах именуется Rоssa. На тех же картах по зап. На другой, более южный пункт местожительства тавроскифов руссов внутри полуострова указывают выражения: Все еще, к сожалению, не до конца ясными остаются показания арабских историков о русских, живших на Таманском полуострове. Один из них сообщает, что Русь живет на каком-то болотистом и нездоровом острове, другой говорит, что она живет на семи островах. Глядя на карту Таманского полуострова, можно допустить, что характеристика местности подходит к нему.

По словам Ибн-Дасты, к хазарам и болгарам, как к соседям, руссы сбывали добычу от своих постоянных грабежей. Никто меньший из русских ученых, как сам Шахматов, а за ним и С. Платонов отыскал болотное пространство, якобы стратегически защищенное системой речек на юго-восток от Старой Руссы, между реками Редьей и Ловатью, пространство в 3 дня пути в окружности.

Конечно, арабы-купцы могли проходить и здесь в своих странствиях до Скандинавии. Но весь географический и этнографический антураж, среди которого арабские писатели упоминают о руссах, никак не подходит к Новгородчине. Приходится упоминать об этой натянутой гипотезе только ради крупных имен наших ученых. Средоточием тмутараканских руссов был, по словам арабов, город Русия при устье Русской реки. Где же находится этот город?

Кулаковский поддерживал мнение проф. В этом отожествлении он не одинок: В эту же ошибку впадали итальянские картографы. Таким образом, роль политического центра для восточной части черноморских руссов играли нынешние Керчь и Тамань-Темрюк. Сугубую неясность вносит в проблему о начале Руси совместное обсуждение двух разных вопросов. Раса, кровь народа является самым существенным и устойчивым его свойством, язык менее устойчивым, а имя уже и совсем внешней этикеткой, иногда случайно, извне к народу приставшей.

Оба переплетающихся между собой вопроса к настоящему моменту могут считаться удовлетворительно разъясненными преимущественно при помощи так называемой норманнской теории.

Не имея необходимости углубляться в дебри проблемы, отсылаем читателя к двум полезным руководствам. Хотя имя Русь и поддается легче всего объяснению, как славянская передача имени, данного прибалтийскими финнами соседним скандинавским пришельцам-шведам, которых они доныне называют RUOTSI диалектич.

Византийцы любили новые народы называть старыми, классическими, книжно-высокопарными именами. Но новая русско-историческая и археологическая наука уже накопила большой материал, не позволяющий успокоиться на одном этом объяснении происхождения русского имени. Скандинавско-финский состав слова Русь, оставаясь непоколебленным, может не исключать и других корней его, которые встретились и слились со скандинавским именем. А слились и объединились потому, что обширные части будущей великой русской равнины, населенных разнородными этническими группами, в конце концов подпали под стихийное объединительное влияние возобладавшего над ними славянского по языку племени, будущего русского народа.

На нижнем течении Немана село Русс; в Курляндии г. Рава Русска, Руске Ушице; на зап. Рус-Молдвица; в центре трансильв. Альп село Русс, гора Рушка, речка Рушка, села: Речка Русова владает в Днестр ок. Табари среди народов сев. Кавказа называет хазар, Алан и Русов. Отсюда становится более понятным как бы внезапное выступление в IX веке на сцену истории Азовской-Черноморской или Тмутараканской Руси. Наши выдающиеся византинисты Ф. Успенский и за ним А.

А Скиф для византийца той эпохи это синоним Руси. Вот какие загадки записаны ими: И Античный эллин и византиец под Скифами привыкли разуметь племена, обитающие в причерноморском и прикавказском районах, а никак не дальше северных норманнов или северо-западных франков.

Византийцы явно прикрепляют его к варварам германского племени, к норманнам-варягам. Значит эти две народности объединились, смешались и ни одна ни похищала, ни навязывала другой чуждого ей имени. Счастливая историческая случайность созвучия имен, родившихся из разных корней, только облегчила процесс тоже случайной встречи разных народов в открывшейся пред ними общей судьбе: Косвенными свидетелями такой встречи и слияния двух частей Руси служат нам довольно многочисленные упоминания о русских у современных той эпохе арабских историков и мемуаристов.

И оттуда они спускаются на судах по морю Джурджана Каспию и выходят на берег, где им любо. Иногда они провозят свой товар на верблюдах из города Джурджана в Багдад.

И евнухи славянские служат им здесь проводниками. Он мыслит ее обширной и далекой, северной и лесистой, по пушному сырью, которым она торгует. Поэтому обратимся в глубь веков, чтобы проследить начальные судьбы распространения христианства на Руси, как причину ее позднейшего всеобщего крещения. Terminus а quo наших поисков нельзя обозначить с математической точностью, как нельзя указать его и для начала самой "Руси". Одно только было ясно даже для наших предков IX и начала XII веков, что "сде то есть в русской земле не суть апостоли учили", что "телом апостоли не суть сде были"; так говорится в летописной повести об убиении варягов-христиан при Владимире.

То же повторяет и преп. Нестор в своем житии Бориса и Глеба. Тем не менее, в одном из сказаний, входящих в состав "Повести временных лет", редактор его уже проявил тенденцию связать русское христианство с временами апостолов. Назвав нашего первоучителя Мефодия "настольником Андрониковым" апостол из числа ти , он продолжает: Павел, ту бо беша словени первое.

Темже и словеньску языку учитель есть Павел, от него же языка и мы есмо Русь, тем же и нам Руси учитель есть Павел".

Если таковы были взгляды русских людей по вопросу об апостольском сеянии на ниве русской до начала XII века включительно момент образования "Повести Временных Лет" , то очевидно, лишь после этого времени они приняли ту уверенную форму, какая сообщена им повестью о посещении русской страны ап.

Повесть эта вставлена в киевском летописном своде среди рассказа о расселении русских славян. При упоминании имени Полян речь сразу переходит к описанию "пути из варяг в греки". Характерно в последних словах появление некоторого скепсиса у автора в отношении к передаваемому факту, в виду чего он и спешит сложить с себя ответственность за его достоверность путем неопределенной ссылки на какой-то источник.

Но непосредственно далее затем он, или скорее всего кто-то другой, его продолжатель, уже смело развивает робко брошенное мнение в целое сказание, наполовину трогательно-поэтическое, наполовину совсем неэстетическое, даже нелепое. Андрей из приморского малоазийского города Синопа приходит в таврический Корсунь.

Здесь он узнает, что близко Днепровское устье. Случайно "по приключаю Божию" останавливается он на ночлег на отмели под нагорным берегом Днепра на месте будущего Киева.

На вопрос об исторической достоверности сказания послужит нам ответом историколитературная справка об его постепенном развитии. Книга Деяний апостольских, распространяясь главным образом об одном только ап.

Павле, хранит молчание о судьбе двенадцати. Это обстоятельство дало повод еще в древне-христианском мире развиться богатой апокрифической литературе различных "праксис, периоди, мартириа, тавмата", подробно представлявших апостольские труды и подвиги многих из лика 12 и ти. Целый цикл таких сказаний имеет своим предметом проповедь апостолов Петра, Андрея и Матфея в стране антропофагов или мирмидонян и в стране варваров. Древность их весьма почтенная.

Дело в том, что всеми подобного рода видами апокрифической литературы пользовались, как орудием вкрадчивой пропаганды, многочисленные гностические секты первых веков и впоследствии манихеи. И анализ апокрифических сказаний интересующего нас цикла с этой точки зрения. При таком условии сохранение в них зерна исторической истины легко допустимо. Но вопрос в том: Решить его не легко. Сколько-нибудь реальный терминологический элемент апокрифов первой формации в их дальнейшей истории терпел весьма невыгодные для исторической правды изменения.

Изобильная еретическая начинка первых апокрифов открывала повод к их усиленной и частой переработке в духе других вероучений в более раннюю эпоху и в духе православно-церковном особенно в V и VI веках ; были и бестенденциозные в догматическом смысле подражания. Примеры показывают, что при этих переделках о правилах исторической точности заботились очень мало, и с собственными именами происходили причудливые метаморфозы.

Андрея между прочим в теперешних кавказских странах, прилегающих к Черноморью, и даже в землях соседнего приазовского края. Однако, решать этот вопрос без данных ориенталистики довольно рискованно. Когда вооруженный этими средствами В. Болотов в своем посмертном "Экскурсе Е" Христ. Оказывается, по соображении с лингвистическими данными коптской и абиссинской легенд, деятельность апостолов Варфоломея и Андрея, вместо мнимого Черноморья, чистейшим образом относится к африканской территории.

Пример этот, конечно, не без значения для будущего решения поставленного вопроса. Параллельно с пространными сказаниями о миссионерских путешествиях апостолов развивались и известия по форме краткие в виде списков, или каталогов, отмеченных именами: Ипполита Римского III в. Каталоги эти в сохранившихся редакциях несомненно более позднего происхождения, чем время жизни их мнимых авторов, и в отношении к известиям о миссионерском уделе, в частности ап.

При этом неопределенные апокрифические страны варваров и антропофагов здесь категорически локализуются в Скифии, хотя с наклонностью видеть в ней Скифию не европейскую, а азиатскую прикаспийскую. Отголосок самостоятельного неапокрифического церковного предания хотят видеть у Евсевия.

Петр, как известно, проповедовал в Понте и Галатии Данное сочинение Оригена до нас не сохранилось, и в каком объеме и в какой степени приведенная цитата представляет буквальную из него выдержку, исследователи церковной литературы оставляют под вопросом 2. Некоторые усматривают во многих авторитетных рукописях истории Евсевия специальный значок перед словом "Петр" и отсюда заключают, что лишь с известия о Петре начинается цитата из Оригена, а известие об ап. Андрее принадлежит самому Евсевию и современному е м у а не Оригену церковному преданию.

Но древность предания IV века не настолько глубока, чтобы ее нельзя было объяснить из того же указанного нами источника. Сказания об апостольской проповеди по северовосточному черноморскому побережью. XX и XXI тт. В VIII, IX и последующих столетиях накопившийся веками материал в форме апокрифических и церковных сказаний, кратких известий и посеянных всюду теми и другими местных преданий, послужил источником к составлению новых "деяний", "похвал" и "житий" апостолов.

Здесь миссионерская деятельность ап. Андрея распадается на целых три проповеднических путешествия, скопированных с путешествий ап. Павла, причем Первозванный апостол уже с полной определенностью проводится через Скифию европейскую. Из повествований последнего рода следует отметить рассказ монаха Епифания 3 , так как в нем есть некоторые элементы, вошедшие впоследствии в русское сказание.

Епифаний жил в конце VIII и нач. Под влиянием этого церковного интереса, Епифаний, как и некоторые другие лица того времени, предпринял своего рода ученоархеолотическое путешествие по прибрежным странам Евксинского Понта, с целью изучить местные памятники и предания, касающиеся внешнего богопочитания во времена апостолов.

Поэтому в своем повествовании об ап. Андрее он тщательно отметил все священные изображения, жертвенники, храмы и кресты, ведущие свое начало, по рассказам местных жителей, от времени проповеди у них названного ученика Христова.